Город миллиона роз посреди войны

Новости в Батайске
90

До войны, начатой Киевом на Донбассе после майдана в 2014 году, Донецк считался одним из самых богатых и красивых городов Украины. А ещё с советских времен он был городом миллиона роз, потому что они – везде: от центра и до окраин, вдоль автомобильных дорог и во дворах многоэтажек.

За восемь лет войны цветов стало даже больше. Потому что дончане, не имея возможности выехать на дачи, засаживают розами каждый свободный клочок земли. Именно цветы стали символом жизни и мира, о котором в Донецке мечтают все. А вот людей на улицах города мало из-за обстрелов: украинские вояки мстят за поражения на фронте.

Чемодан-Вокзал-Россия
Моя собеседница, а в прошлом — однокурсница Любовь Тебешевская родом с Донбасса и живет в Донецке.

Первый вопрос при встрече с ней был такой:
— Почему ты не уехала из города ни в 2014 году, когда Киев начал против Донбасса так называемую Антитеррористическую операцию (АТО), ни потом, ни сейчас, когда обстрелы просто шквальные?

— Возможно, звучит глупо или пафосно, но потому, что это — моя земля. Здесь я родилась и выросла. Здесь мой папа работал шахтером, а мама вплетала мне пышные банты в косички и ругала за разбитые коленки и порванное платье. Здесь -могилы моих предков. А ещё потому, что могу уехать только по собственному желанию, а не по приказу Киева, звучавшему все эти годы: «Чемодан – вокзал — Россия!». Это — моя земля, таких же, как я людей, кто жил и работал здесь. Кто сажал лесопосадки, спасая землю от суховеев, добывал уголь, варил сталь, строил дома, учил, лечил, растил детей и тот самый миллион роз.

— Но как же так получилось, что на Украине брат пошел на брата, и русские, русскоязычные стали врага-ми «настоящих украинцев», причем, всего за несколько лет?

— Не за несколько лет, а сразу после развала СССР, с начала 90-х годов. Не будем о геополитике, об этом пусть эксперты рассуждают в телевизоре и Интернете. Будем о языке. Нынешний государственный украинский язык — совсем не шевченковский, основанный на полтавском диалекте. К слову, на Донбассе и в советское время украинский учили наравне с русским, так что со знанием языка сложностей нет. Проблема в том, что люди, налогоплательщики, наполняющие украинскую казну деньгами, по сути, содержащие государство на свои кровные, лишены права выбора. К тому же основой нынешнего украинского «новояза» стал галичанский диалект, на котором говорят жители Западной Украины. Он, начиная с «лихих девяностых» при покровительстве государства постепенно оккупировал теле-видение, школы, вузы, СМИ. На этом диалекте выросло целое поколение. Все тридцать лет на всех уровнях продвигалась новая генерация украинцев, отличающаяся от русских кардинально. . Этот новояз сделали фетишем и символом «украинства». С ним пришли новые традиции и новые герои. Кстати, мало кто помнит красноречивое название книги второго президента Украины Леонида Кучмы «Украина — не Россия». Совсем по Тютчеву: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется…». Отозвалось сначала «оранжевым майданом» 2004 года, в результате которого Кучму «ушли», а в 2014 году — страшной бедой для всех.

Время фейков
В то время, как разного рода эксперты на российском телевидении твердили о «братском украинском народе», он становился уходящей натурой. Один киевлянин из тех, советских, после начала Россией Специальной военной операции сказал мне: «Мои дети выбрали Украину. А я выбираю детей».

— Хочешь сказать, что Россия действительно, проигрывает информационную войну?
— Ещё как проигрывает. Не так давно провела на себе эксперимент: три вечера подряд смотрела в интернете только новости украинского ТВ. На третий вечер поняла, что «крыша едет» и начинаю верить всему! Мозгами соображала, что 90% новостей — фейки, но как убедительно это подавалось, как красиво было сделано! А представь, что в уши и глаза тебе это льется день за днем, год за годом из всех утюгов! А нынешние ежевечерние обращения к народу президента Украины! Его пишут талантливые люди, плюс актерский талант самого Зеленского не отнять. И я лично понимаю, почему дочь моих друзей, уехавшая с мужем и детьми из Донецка в Киев ещё до войны, называет его «мой президент», а своих родителей чужими людьми. Одна из моих студенток, живущая на Украине, твердит то же самое. И таких историй много — раскол прошел по семьям. Переформат сознания радикальный! Настанет время и большинство укра-инцев проклянут Зеленского так же пылко, как любят его сегодня. Но сколько крови ещё прольется, сколько погибнет людей, сколько детей останутся сиротами, а сколько их просто не родится!

От отчаяния к надежде
— Наше телевидение показывает много программ о ходе специальной военной операции. Можешь, как человек, живущий среди войны, оценить их качество?

— Все, что я видела по российскому ТВ о войне на Донбассе, правда. И даже очень уж щадящая. Это действительно геноцид жителей Донбасса. Самая страшная правда в том, что ВСУ намеренно стирают города и поселки с лица земли. Не им же восстанавливать! И правда в том, что российские войска ведут боевые действия буквально «на цыпочках», спасая мирное население. У нас в Донецке было немало беженцев из Мариуполя и Волновахи, разрушенных до основания. Помогали им всем миром. Со многими разговаривала. Никто из беженцев слова плохого о российских воинах не сказал. Только благодарность: помога-ли, вывозили из зон обстрела, спасали, делились продуктами. Подруга с Луганщины пишет, что беженцы, прибывшие к ним, говорят то же самое. А что касается украинских вояк, то вот история, рассказанная девушкой из Мариуполя. Она сама из укрытия видела, как снайпер с верхнего этажа их дома методично и хладнокровно расстрелял семью из четырех человек, выбравшуюся из подвала. Муж-чина, женщина, мальчик лет десяти и девочка лет пяти хотели просто уйти. Сначала снайпер выстрелил в мальчика, потом — в его отца, а когда женщина, под-хватив дочку, бросилась назад, к дому, застрелил их. Паренек из Волновахи, услышал случайно, что российские войска открыли «зеленый коридор» для выхода мирных жителей из города, подошел к украинскому военному спросить, где и как. Тот ответил: «Ты по-русски говоришь, вот и жди русскую армию тут». Ждал две недели. В подвале. С двумя десятками человек, в основном, стариков.

— Какие настроения у дончан сейчас?
— Живем от отчаяния — к надежде. Противовоздушная оборона работает беспрерывно. Просыпаешься ночью от взрыва и думаешь: ПВО или прилет, и где именно упало? Но, как ни странно, во дворах появились дети. Мальчишки гоняют мяч, кричат, смеются. Раньше такого не было. Значит, надежды все больше.

Татьяна Леонова