«Избивали путейскими молотками и гаечными ключами. Затем умирающих разложили на рельсах»: Кровавая тайна станции Казынет

Новости в стране
21

Небольшой станционный поселок Казынет в Хакасии в 2023 году отметил свое 70-летие. Станцию в этих местах основали из-за строительства железной дороги Абакан — Новокузнецк.    

Экстренное торможение

В населенном пункте, расположенном более чем в 100 км от райцентра Аскиз, не наберется и двух десятков жителей. Однако история этого уголка России хранит мрачную страницу, о которой до сих пор здесь очень не любят вспоминать.

В 1:40 ночи 14 августа 1989 года через станцию Казынет следовал грузовой поезд № 2008 из 70-ти вагонов под управлением локомотивной бригады депо Абакан, в которую входили братья Вадим и Игорь Супруненко.

На подходе к станции опытные железнодорожники разглядели в свете прожектора локомотива какие-то предметы на путях. Машинист подал звуковые сигналы, а затем применил экстренное торможение. Но быстро остановить тяжелый состав, состоящий из 70 вагонов, просто невозможно.

Когда братья после остановки состава двигались с фонарями вдоль путей, они надеялись на то, что страшная догадка не подтвердится. Но случилось худшее — поезд переехал людей.

Такие ситуации, к сожалению, случаются, но эта ночь была из ряда вон — машинисты обнаружили семь изуродованных тел.

Ездили за кедровыми шишками

В соответствии с правилами, братья Супруненко известили диспетчера, а тот поставил в известность дежурную часть линейного ОВД на станции Абакан.

Было установлено, что погибшие — подростки из Междуреченска Дмитрий Шкребцов, Николай Костик, Вадим Ганиев, Олег Толкунов, Вячеслав Дурнов, Роман Еременко и Виктор Дорохин.

Они отправились в тайгу на сбор кедровых шишек 12 августа. А 13-го числа собирались вернуться домой. Рюкзаки и мешок нашли неподалеку от тел погибших.

Следствие пришло к выводу, что произошел несчастный случай. Машинисты дали показания, согласно которым подростки не шли по путям, а лежали на них. Представителей прокуратуры это не смутило — значит, мальчики устали и легли поспать на рельсах.

Все семеро погибших были из благополучных семей, не отличались дурными наклонностями, не баловались спиртным, и родители мальчишек в официальные выводы расследования не поверили.

Травмы, нанесенные тупыми предметами

После двух лет попыток добиться установления истины на местном уровне, осенью 1991 года они написали письмо президенту России Борису Ельцину.

В это время шел развал страны, и до судеб отдельных людей никому дела не было. Но каким-то чудом это письмо привлекло внимание то ли самого Ельцина, то ли кого-то из его окружения, после чего Генпрокуратуре России было предписано возобновить расследование инцидента на станции Казынет.

Следователь по особо важным делам Владимир Гуженков и прокурор-криминалист Юрий Столяров пришли к выводу, что странностей в гибели подростков достаточно для того, чтобы провести эксгумацию тел.

Этот шаг стал прорывом к установлению истины. У всех погибших были обнаружены тяжелейшие травмы, нанесенные им тупыми предметами и однозначно полученные до попадания под поезд.

Стало ясно — кто-то жестоко избил подростков, а потом, умирающих или уже мертвых, положил на рельсы, чтобы замести следы.

Также было выяснено, что мальчишки бывали здесь не раз, и 13 августа собирались уехать на электричке, которая останавливалась на станции Казынет в 22:39. Но парни вымотались в тайге и опоздали. Ночью через станцию проходил пассажирский поезд, и они надеялись уехать домой на нем.

Следователь Гуженков много раз разговаривал с немногочисленным местным населением, и у него сложилось впечатление, что люди явно чего-то недоговаривают.

След через «бытовуху»

В конце концов он вышел на Василия Кирсанова, отбывавшего срок за убийство родного брата Вячеслава. До следователя дошла информация — якобы «бытовуха» в семье случилась из-за того, что Вячеслав проболтался об обстоятельствах смерти «тех парней».

В итоге Василий Кирсанов дал показания, согласно которым он вместе с братьями Юрием и Вячеславом убил подростков.

Следователя, однако, рассказ Кирсанова не устроил — парни не были хлипкими, а Кирсановы не обладали большой физической силой. Всемером подростки смогли бы отбить нападение этой троицы.

Дальше всплыли имена бригадира путин Николая Байлагашева, а также старшего лейтенанта милиции Николая Кольчинаева, жителя поселка Верхняя Тея, который приехал в Казынет к родственникам.

Кольчинаев, участковый инспектор, свою вину отрицал. Он уверял, что уехал из поселка еще днем 13 августа. Однако другие обвиняемые выдали его с головой.

Свидетелей не оставлять!

13 августа 1989 года в Казынете пили. Пили крепко — согласно показаниям обвиняемых, употребили не меньше двух трехлитровых банок браги, возможно, и еще что-то.

Тем не менее, компании хотелось еще. Достать алкоголь вечером в маленьком поселке было негде, и мужики отправились на станцию, чтобы добыть выпивку у «яшек» — так на сленге называют лиц, сопровождающих грузы.

Но в тот день они нашли на станции только подростков, ждавших поезда.

Подозреваемые утверждали, что мальчишки «сами виноваты» — якобы они хотели закоротить семафор, чтобы остановить состав и на нем уехать. Впрочем, ничем, кроме слов убийц, это не подтверждается.

Милиционер Кольчинаев, в отличие от большинства собутыльников, был крепким мужчиной, спортсменом-тяжелоатлетом. К тому же при нем был его табельный пистолет Макарова. Когда ему показалось, что один из парней разговаривает с ним слишком дерзко, Кольчинаев ударил его рукояткой пистолета.

Милиционер практически сразу понял, что удар оказался для мальчика фатальным. А потому приказал остальным подельникам избавиться от свидетелей.

Мальчишки пытались убежать, но Кольчинаев заорал: «Стой, стрелять буду!» Кажется, парни до конца не могли поверить, что дядя милиционер намерен убить всех…

Подельники Кольчинаева избивали парней путейскими молотками и гаечными ключами. Затем умирающих разложили на рельсах, имитируя несчастный случай…

Кемеровский областной суд приговорил Николая Кольчинаева, Николая Байлагашева, Василия и Юрия Кирсановых к исключительной мере наказания —смертной казни. Их подельник Юрий Отургашев, непосредственно в убийстве не участвовавший, получил восемь лет лишения свободы.

Защитники подсудимых дошли до Верховного суда России, и там срок Отургашеву сократили с восьми до четырех лет. Остальным приговоры оставили в силе.

Но на дворе была середина 1990-х, Россия рвалась в Совет Европы, а в качестве требования вступления туда была отмена смертной казни.

31 мая 1996 появляется протест первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Владимира Ивановича Радченко в котором он, руководствуясь ст. 371 п. 1, ст. 376 УПК РСФСР, просит отменить приговор Кемеровского суда от 24 марта 1995 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 11 октября 1995 г. в отношении Кольчинаева, Байлагашева, Кирсановых и Отургашева, а дело передать на новое расследование.

Президиум Верховного суда России с данным протестом соглашается.

Наверное, опытнейшие правоведы в своем решении были правы. Вот только казуистика законодательства такова, что содержать подозреваемых далее в предварительном заключении тоже не было оснований. И обвиняемые в массовом убийстве на станции Казынет вышли на свободу. Что в этот момент испытывали близкие погибших мальчишек, страшно представить.

Приговор спустя 12 лет

Следователи работали над делом еще четыре года. Три эксгумации и пять экспертиз потребовалось для того, чтобы в 2001 году Кольчинаев, Байлагашев и Василий Кирсанов вновь оказались на скамье подсудимых.

Кольчинаев к тому времени успел стать муниципальным депутатом. Второго из братьев Кирсановых не было в живых.

Верховный суд Хакасии приговорил всех троих к 15 годам лишения свободы.

Кольчинаев, к слову, отбывая наказание, продолжал подавать жалобы и протесты, настаивая, что с ним поступили несправедливо.

Также думали и родные погибших мальчишек. Вот только представление о справедливости у каждого свое.

Источник aif.ru